?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Опубликовано на СЛОНе

Олег КашинЖурналист

13 сентября 2004 года Владимир Путин объявил об отмене в России прямых губернаторских выборов. Политическая реформа, предложенная президентом, формально была его ответом на теракт в Беслане – перед лицом террористической угрозы государственная вертикаль должна быть максимально укреплена и застрахована от неудачных решений избирателей. Символично, что последние выборы главы региона, которые состоялись прямо перед путинской реформой (и за два дня до Беслана) – это были выборы президента Чечни.

Роль Алу Алханова, избранного на эту должность 29 августа 2004 года, с самого начала была крайне двусмысленной – он был своего рода местоблюстителем, технической фигурой, поставленной на должность только на тот период, пока ее не может занять реальный хозяин Чечни. После гибели предыдущего главы республики Ахмата Кадырова власть фактически перешла к его сыну Рамзану, возглавлявшему личную охрану отца, но Кадырову-младшему было тогда 27 лет, и федеральную норму, согласно которой главой региона мог стать только человек, достигший 30-летнего возраста, ради Рамзана Кадырова менять не стали. Республику он сможет возглавить только весной 2007 года, уже по новым правилам, не предусматривавшим прямых выборов. Оставаясь главой Чечни до сих пор, Кадыров ни разу не избирался населением Чечни – его всегда назначали. Когда в конце 2011 года Дмитрий Медведев в ответ на протесты Болотной объявил о возвращении к прямым губернаторским выборам, у Кадырова только начинался второй срок. В этом году он заканчивается, и осенью Кадырову предстоят первые в его жизни прямые выборы.
Или не предстоят. До сих пор неизвестно, удастся ли Кадырову пойти на третий срок. К его заявлениям о том, что он хочет уйти, можно относиться как к классическому диктаторскому кокетству (сделал вид, что уходит, и наслаждается тем, как подданные уговаривают его остаться), а можно увидеть в них отражение реальной неуверенности в своем политическом будущем. Слухи о скорой отставке сопровождают Кадырова весь последний год начиная с убийства Бориса Немцова, исполнителями которого Следственный комитет назвал сотрудников чеченского МВД – формально федеральной структуры, в действительности подконтрольной лично Кадырову. К небывалой публичной активности главы Чечни в последние месяцы (а он с помощью своего «инстаграма» генерирует информационные поводы чуть ли не каждый день) тоже можно относиться именно как к проявлению неуверенности и даже как к желанию достучаться до Владимира Путина, если верны слухи о том, что Кадыров потерял возможность выходить на Путина напрямую и даже звонить ему по телефону.


Возможность отставки главы одного из регионов – не Бог весть какая беда. Но Кадыров – необычный глава необычного региона. Если в Кремле действительно хотят от него избавиться, то отставка должна быть такой, чтобы она никак не повлияла на обстановку в Чечне и на настроение тысяч вооруженных «сотрудников МВД», лично преданных главе республики, то есть чтобы Кадыров не стал обиженным отставником или лидером чеченской оппозиции. Самой очевидной формой необидной отставки Кадырова стоит считать его перевод в Москву как бы на повышение – об этом пишут многие политологи, эта версия напрашивается. Но главный ее недостаток тоже очевиден – всем, и Кадырову в первую очередь, ясно, что в его случае любое повышение – это на самом деле понижение. Позиций, которые можно ему предложить, в Москве не так много – вице-премьер, замглавы администрации президента, секретарь Совета безопасности или, скорее, заместитель секретаря. В каждом случае предполагается, что один кабинет в Белом доме или Кремле может считаться полновесной альтернативой целой Чечне, и что Кадыров не заметит подвоха и будет готов переехать в Москву, оставив свою республику со всем ее силовым ресурсом на попечение какому-нибудь соратнику типа Магомеда Даудова по прозвищу «Лорд».

Даже если миф о самостоятельности и неуправляемости Кадырова преувеличен его пиарщиками и врагами, переезд в Москву на чиновничью должность Кадырову, конечно, не нужен. Чтобы справиться с чеченским Антеем, его нужно оторвать от чеченской земли, и Кадыров это прекрасно понимает. Любое «повышение» будет для него черной меткой, открывающей путь в лучшем случае к бесславной отставке, а то и к тюрьме. Со своей нынешней должности он уйдет только на такую работу, на которой он сможет чувствовать себя так же уверенно, как в лучшие годы в Грозном.
Это могла бы быть должность полпреда на Северном Кавказе – Кадыров всегда явно претендовал на то, чтобы среди северокавказских лидеров быть первым среди равных, а здесь даже формальное лидерство – можно будет собирать у себя, как подчиненных, Юнус-бека Евкурова и Рамазана Абдулатипова и по законному праву отчитывать их. При этом полпред – настоящий пехотинец президента, все, как любит Кадыров, единственным звеном между ним и Путиным будет Сергей Иванов, а может, и без Иванова обойдется – в конце концов, это только о главе Чечни Кадырове ходят слухи, что он не дозванивается до Путина, а о полпредах таких слухов нет. Отличная должность, но для Кремля риски, которые она несет, могут оказаться неприемлемыми. Дело даже не в том, что Кадыров-полпред может претендовать на лидерство на всем Кавказе –это в каком-то смысле было бы даже хорошо. Что плохо – темперамент Кадырова и непростые личные отношения с коллегами, прежде всего с Евкуровым, могут создать лишние проблемы уже в масштабах всего Северного Кавказа. Когда полпредом был Александр Хлопонин, ему не раз приходилось мирить Кадырова и Евкурова, нынешний полпред Сергей Меликов, хоть и менее публичен, также справляется с ролью независимого арбитра при возникновении спорных вопросов в регионе. Кадыров независимым арбитром быть не сможет, и проблемы, которые он принесет всему Кавказу, могут оказаться посерьезнее нынешних чеченских.
Нет, если уж повышать Кадырова, то именно в Москву, а в Москве для него есть, пожалуй, только одна приемлемая должность. Это может прозвучать издевательски и вряд ли кому-то понравится, но единственной адекватной заменой Чечне для него сегодня может стать министерство обороны.
Народный герой Сергей Шойгу, которого еще долго можно будет использовать для каких угодно игр вплоть до преемничества, не пропадет – ему подойдет и премьерская должность, и, если Дмитрий Медведев до сих пор неприкосновенен, почти такая же почетная должность секретаря Совбеза – занимая ее, можно оставаться тем же Шойгу, которого в России так любят, выступать с грозными заявлениями по поводу Сирии и чего угодно еще, оставаться на виду, сохранять высокий рейтинг, узнаваемость и народную любовь, которая в любом случае еще не раз пригодится Кремлю. А министром обороны сделать Рамзана Кадырова – сейчас он играет в собственную армию, пользуясь ограниченными возможностями регионального МВД, и наверняка будет рад получить себе в подчинение настоящую большую армию. Ту самую, которая дважды нападала на его родину в девяностые – это тоже важно, конечно, назначение Кадырова министром обороны может стать очередным символическим окончанием двух чеченских войн. Личный состав чеченского МВД можно перевести в Вооруженные силы – пресловутая личная армия Кадырова, с одной стороны, останется его личной армией, с другой – растворится в огромном пространстве всей российской армии, и в пониженной концентрации перестанет выглядеть так пугающе, как теперь.

Назначить Кадырова министром обороны – это единственное повышение, которое он сам согласится считать повышением. И при этом масштаб российской армии, ее нереформируемость и неповоротливость сведут на нет все возможные угрозы, которые могут исходить от Кадырова. Это действительно идеальное назначение – настолько идеальное, что вряд ли оно случится в реальности, но было бы красиво.

Profile

sdiki
Сергей Дикий

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner