?

Log in

No account? Create an account

Игра на унижение

Опубликовано на Слоне

Владислав Иноземцев
Доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества

Несмотря на то что внимание россиян должно быть, по мнению властей, приковано к новому раунду борьбы с терроризмом и «мировым злом» в сирийской пустыне, информационное пространство все более заполняется сообщениями с другого фронта. А именно – сенсационными разоблачениями в спортивном мире. В результате к тлеющему скандалу в ФИФА добавляется информация о вопиющих злоупотреблениях в Федерации легкой атлетики, вскрытые Всемирным антидопинговым агентством (WADA).

Неугомонные англосаксы

Совершенно реальной становится перспектива отзыва у российских спортсменов ряда олимпийских медалей, исключение наших федераций из глобального спорта и даже срыв выступления отечественной сборной на Олимпиаде в Рио. Очевидно, что дисквалификация легкоатлетов наверняка вызовет «симметричную» реакцию Кремля в виде отказа России от участия в Играх. Следующим станет все более вероятный пересмотр решения о проведении в России чемпионата мира по футболу в 2018 году.

Все это наносит удар по одной из важнейших компонент возрождаемой ныне российской имперскости – практически по главному «инструменту величия» на мировой арене (за исключением военных операций, возможности которых по определению ограничены).

Естественно, помимо того, насколько далеко зайдут расследования и в какой степени интересы России действительно будут ущемлены, встает и другой вопрос: какова логика этих событий и что оказалось их причиной?

Пока у кремлевских чиновников и большинства преданных власти политологов готов традиционный ответ: враги мешают России встать с колен. В мире идет инспирированная «известными силами» кампания по дискредитации страны. Вся клевета на чистых и честных функционеров от спорта не более чем попытка принизить международный авторитет России, достигший в последнее время невиданного уровня. И все это – звенья в сложной цепи заговоров, которые плетут неугомонные англосаксы.

Подобная позиция с точки зрения внутренней политики выглядит беспроигрышной. Хорошо известно, что значительная часть россиян на протяжении уже сотен лет расположена видеть причину неудач и проблем страны в происках либо внешнего окружения, либо же внедренных в общество враждебных внешних сил.

Сегодня почти половина наших сограждан положительно отвечают на вопрос о том, верят ли они в существование некоей группы лиц, контролирующей действия национальных государств, – своего рода мирового правительства. Поэтому, говоря о том, что вся «клевета» на Россию – это срежиссированная по заказу «определенных сил» кампания, можно быть уверенным в поддержке большинства активного электората.

Однако уверенность большинства в чем бы то ни было не делает соответствующее предположение фактом. Разумеется, не стоит полностью отметать саму возможность скоординированных действий оппонентов – тем более что интерес некоторых из них очевиден: Великобритания, если допустить подкуп при выборе хозяйки чемпионата мира 2018 года, упустила шанс провести первенство, имея всю необходимую для этого инфраструктуру.

В постоянном поиске равновесия

Глобализация привносит в мир действие новых закономерностей и правил. Как отмечал Дэниел Белл, «глобальная экономика – это не расширившаяся до планетарных масштабов международная экономика; в новой системе каждый товар производит глобальный эффект, и на его цену воздействуют глобальные факторы», которые не зависят от воли и желания правительств.

Котировки акций срываются в штопор, потому что у сотен трейдеров одновременно срабатывают стоп-лоссы, выставленные их клиентами. Цены на нефть или недвижимость падают гораздо ниже «справедливых» значений потому, что участники рынка не готовы входить в него на соответствующих уровнях, и т.д. При этом практически невозможно предположить, что десятки тысяч игроков на пяти континентах способны скоординировать свои усилия так, чтобы составился «заговор», направленный против одного участника, даже самого крупного на рынке. Глобальная экономика – это своего рода воплощение liquid modernity, которая не знает устойчивых форм и в любой момент находится в безнадежном поиске нового равновесия.

Основой мировой экономики было и остается глобальное информационное общество. Те процессы, которые управляют хозяйственной жизнью современного мира, основаны на постоянном перетоке информации. И ее создание и движения задаются теми же стохастическими закономерностями.

Компромат на изгоя

Можно ли предположить, что в такой стране, как Россия, где коррупция составляет самую суть власти, а любая деятельность чиновника является видом бизнеса, в спорте (одном из самых «грязных» дел во всем мире) не процветали бы противозаконные схемы?

Такое предположение не имеет под собой ровным счетом никаких оснований. Просто пока международные и российские бюрократы находили общий язык, а журналисты и борцы с коррупцией рассматривали Россию как нормальную страну и одного из многих участников глобальной игры, скандалы периодически возникали, но скорее случайно. И потому достаточно успешно гасились.


В последнее время положение изменилось. На нисходящем рынке лучше всего, как известно, продаются новости, подтверждающие тяжелое положение компании. А снижение котировок идет намного быстрее и радикальнее их восстановления. При этом сам обвал начинается не сразу после появления проблем, а с определенным лагом.

Приблизительно то же самое происходит сейчас и с Россией, включенной в глобальное информационное пространство. Весной 2014 года мир вздрогнул от того, на какое вопиющее нарушение международных норм решилась Москва. Но по инерции он какое-то время тешил себя надеждой, что Кремль не окончательно потерял рассудок.

К концу 2014 года сомнения рассеялись – и с этого времени начался подспудный процесс поиска оснований, позволяющих еще более активно «сливать» страну и разрушать ее международный авторитет. Компромат на изгоя ищется активнее и успешнее, чем на лидера. И, будучи обнаруженным, резонирует намного сильнее.

Стервятники занялись любимым делом

Ключ к разгадке феномена «антироссийской истерии» лежит именно в этом естественном глобальном процессе игры на понижение, который применим не только к экономическим процессам. Вряд ли бы Олимпийский комитет подарил России Сочи-2014, а ФИФА отдал нам чемпионат мира – 2018, если бы в то время шла война в Донбассе, а нефть стоила $45 за баррели.

Незадолго до первого события Владимир Путин принимал в Санкт-Петербурге «большую восьмерку», а цены на «черное золото» приближались к историческим максимумам. В момент второго – Россия начинала «перезагрузку» отношений с Западом под руководством либерального Дмитрия Медведева.

«История успеха» прекрасно продавалась: Пекин, Сочи, Рио – как олимпийские столицы; ЮАР, Бразилия и Россия – как места проведения чемпионатов мира. Вот он, звездный час БРИКС. Но сейчас праздник закончился, экономики всех потенциальных лидеров находятся не в лучшем состоянии, безумие одного из участников группы стало очевидным, и началась масштабная «игра на по/у-нижение».

Сегодня расследования в отношении России и связанных с ней проектов приносят наибольший медийный эффект и резонируют с политическими трендами. Даже если в них и присутствует некая степень натяжки, мало кто сомневается, что истории будут востребованы. А их востребованность в будущем капитализируется в известность, публичность, гонорары и новые карьерные возможности.

Логика отставки Блаттера ничем не отличается от логики смены менеджмента долгое время скрывавшей свои убытки корпорации. Новые, жаждущие власти игроки сметают прежнюю верхушку, а акционеры и рынок вознаграждают усилия тех, кому затем удается вывести структуру из кризиса.Сегодня в мировом спорте и мировой политике не идет специальный накат на Россию.

Происходит естественная смена поколений и парадигм – и наша страна, прекрасно интегрировавшаяся в последние десять-пятнадцать лет в прежнюю систему, оказывается жертвой перемен, и не более того.

Отчасти можно сказать, что она несколько провоцирует их.

С одной стороны, масштабы коррупции и злоупотреблений, экспортируемые Россией в мир, существенно превышают средние. С другой стороны, став политическим изгоем, Россия автоматически поставила под удар свои позиции во всех прочих сферах. И тут уже «стервятники» занялись своим любимым делом без всяких подсказок «мировой закулисы».

Договориться не выйдет

Что в таком случае значат последние события в мире спорта? Если бы они были спровоцированы «отдельными обиженными», их, возможно, и не стоило принимать всерьез. Однако, если они на деле окажутся частью стихийного процесса, все эти мелкие неприятности могут стать провозвестниками куда более тревожных событий.


Пока Россия является объектом ряда межгосударственных санкций, наложенных на нас США, ЕС и некоторыми другими странами. При этом на уровне отношений между отдельными компаниями и на уровне контактов по научной, культурной, общественной линии «ничего страшного» не произошло.

Но это не значит, что не будут работать общественные и негосударственные структуры, а также отдельные люди и организации. Вполне вероятно, что скоро мы услышим о собственности, которой за рубежом владеют российские лидеры; юридические фирмы и финансовые консультанты, ранее молчавшие, сольют данные, которые потрясут мир гораздо больше, чем банальные махинации г-на Мутко. Или западные компании, сотрудничавшие с Россией, прекратят это делать просто потому, что испугаются разоблачений очередного Ассанжа. А может, найдутся ответственные инвесторы, которые призовут коллег выйти из всех российских активов, и т.д.

Пришло время понять, что новая «игра против России» – это не та игра, к которой привыкли кремлевские чиновники и которая ведется спустя рукава профессиональными пропагандистами, работающими на солидной предоплате. Это игра, выгоды от которой возникают после развязки. И ведется она уже не неповоротливыми окологосударственными структурами, а частными лицами, заинтересованными в максимальном паблисити. И соответственно, в максимальном ущербе.

В Москве слишком увлеклись геополитикой образца XIX века, чтобы заниматься этой «мелочевкой», – и радикально ошиблись. Можно захватить Донбасс, разбомбить оппозицию в Сирии, но практически нет шансов побороться с глобальным информационным наступлением – особенно если позиции обороняющегося объективно слабы. Так что нам скоро останется только пожалеть, что против России не сложилось «всеобщего заговора».

Опубликовано на СЛОНе

Владислав ИноземцевДоктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества

Практически во всех своих выступлениях президент Российской Федерации так или иначе говорит о суверенитете – политическом, экономическом, научном и технологическом, даже духовном; о том, что «Россия суверенитетом не торгует»; что в его соблюдении состоит гарантия успешного будущего страны; даже о том, что «стремление к духовному, идеологическому, внешнеполитическому суверенитету – неотъемлемая часть нашего национального характера». В унисон президенту пропагандисты повторяют, что в отличие от России многие государства в современном мире не обладают «подлинным», или «реальным», суверенитетом – называя в их числе порой и самые влиятельные страны мира, в том числе Японию и Германию (причем Европейскому союзу часто отказывают в суверенитете как «в целом», так и «по частям»; cм., например: Кокошин А.А. Реальный суверенитет в современной мирополитическойсистеме. М., 2006). Подобная зацикленность на одном явлении невольно рождает желание задуматься: чем так гордятся наши лидеры и чего сегодня реально стоит суверенитет.

Оговорюсь сразу: речь далее не идет о том, что независимость государства не является ценностью. Быть свободным народом и жить под оккупацией – точно не одно и то же. Мы намерены поговорить исключительно о том, чего надо и чего, может быть, не следует добиваться современному государству и современному народу.

Суверенитет в его нынешнем значении появился одновременно с национальным государством в Европе. Оценивая это понятие, нужно иметь в виду три момента, крайне важные в период его возникновения. Во-первых, суверенитет закреплялся в противовес, с одной стороны, системе сложных феодальных отношений собственности/государственности и, с другой стороны, верховной власти папского престола, некоей «параллельной структуре» управления в Европе. Во-вторых, носителем суверенитета выступал правитель, или в лучшем случае политическая элита государства, но не народ. В-третьих, доктрина суверенитета оформилась в ту эпоху, когда основой богатства страны выступали ее природные ресурсы (прежде всего земля) и люди, а источником поступлений суверена – доходы от сельского хозяйства и, как бы мы сейчас сказали, трансграничной торговли. Я отметил эти три обстоятельства потому, что у меня складывается устойчивое впечатление: руководство России живет реалиями XVII века и отстаивает суверенитет в его исконном понимании, в трактовках, близких тем, которые были знакомы подписантам Вестфальских соглашений 1648 года.

Почему я так думаю? Из высказываний наших лидеров следует: на суверенитет России кто-то постоянно покушается (хотя точки над i никто не расставляет и прямо посягателей не называет), его пытаются и ограничить извне, и подорвать изнутри – в полном соответствии с тем, что волновало «суверенов» четыреста лет назад. Кроме того, из обычного дискурса о суверенитете обычно выключен российский народ (хотя именно он является, согласно Конституции, его, суверенитета, носителем); защищает его только власть, и то довольно специфическими средствами. Наконец, что особенно важно, как и много веков назад первые суверенные страны, Российское государство сегодня извлекает основные доходы от эксплуатации недр и от контроля над таможней. Таким образом, в XXI столетии Россия осталась «вместилищем» и приверженцем суверенитета XVII века – но мир за это время существенно изменился.

Перемены, которые нельзя не принимать в расчет, имеют экономические и политические измерения.


Мировая экономика глобализировалась, и тон задают отрасли и процессы, которые не ограничены пределами государств, а часто и попросту деперсонифицированы. Информатизация и связь, фармацевтика и биотехнологии, а также более традиционные отрасли работают не на национальные рынки, а на весь мир. Цена на нефть и котировки акций складываются в результате миллионов сделок в час, совершаемых удаленно из разных точек планеты. Правительства даже самых крупных стран имеют в наши дни крайне ограниченный экономический суверенитет; более того, логика развития диктует снижение всех и всяческих таможенных барьеров – иначе ваша страна окажется не богаче, как казалось недавно, а беднее. О каком экономическом суверенитете России рассказывает президент, если цену главного экспортного товара, от которой зависят все экономические индикаторы в стране, он узнаёт из ленты новостей с глобальных торговых площадок? Если этот товар как продавался, так и продается за валюту, от которой мы риторически пытаемся отвязаться если не на практике, то в мечтах?

На политическом фронте события тоже не стояли на месте. С завершением холодной войны и формированием новых экономических центров в Европе, Азии и Латинской Америке односторонняя зависимость отдельных стран от сверхдержав, которой привычно объясняют происходящее бывшие сотрудники КГБ, также ушла в прошлое. Не только советский блок распался, но и западный стал другим. Как писал Доминик Муази, крах биполярности ознаменовал переход от мира, в котором было «две Европы и один Запад», к миру, в котором оказалось «два Запада, но одна Европа». Многие страны освободились от мелочной зависимости – как от СССР, так и от США, – и часть их в тот же момент начала консолидироваться в сообществе равных друг другу. К тому же в развитом мире распространилась демократия, и выбор граждан все чаще диктуется не идеологией, а удобством и качеством жизни. Поэтому границы начинают исчезать, законы – унифицироваться; налоги, как цены, устанавливаются по правилам конкурентоспособности. В этом смешении равных в своих правах народов старая концепция суверенитета попросту тонет.

Мир меняется, и суверенитет перестает быть абсолютной ценностью, превращаясь в инструмент решения политических, но в большей мере экономических задач, в средство повышения качества и уровня жизни граждан. Все чаще при этом оказывается, что его очень даже может быть «слишком много».

Классический пример – Европейский союз. Европейцы первыми поняли, что успешнее всех в мире, где отмирают границы, окажутся те, кто отменит их вперед графика. И что получилось? ЕС сейчас – крупнейшая экономика мира и самый большой экспортер; регион, создавший вторую в мире резервную валюту и лучшую на сегодня систему социального обеспечения; в рамках Союза действуют во многом унифицированные законы, а граждане обладают равными правами. Пока мы скорбели по разрушенной в 1991 году сверхдержаве, европейцы на наших глазах создали новую. Основой ее является осознанный отказ государств и народов от части своего суверенитета.

Конечно, можно говорить, что «европейцы пляшут под американскую дудку», и даже этому верить – но вопрос остается: что из того, что европейцы хотели бы сделать, они сделать не могут? И что плохого принесла эта «десуверенизация» даже тем же грекам, которые сегодня живут намного лучше, чем раньше, и которых ЕС сегодня с огромными проблемами освобождает, по сути, от их собственной неэффективной и вороватой бюрократии? Для чего России ее «экономический суверенитет», если он используется в последнее время для грабительской девальвации, повышения налогов, переписывания экономических законов и бюджетного кодекса, да еще для спасения наших потребителей от качественных импортных товаров?

На мой взгляд, в современном мире суверенитет во все большей мере становится крайне консервативной доктриной, используемой властями для сохранения и упрочения своего доминирования над обществом. Суверенитет и его защита оказываются главным аргументом, позволяющим пренебрегать соблюдением гражданских и экономических прав, ограничивать демократические свободы. За несколькими исключениями в категорию «реально суверенных» (в понимании кремлевских политологов) попадают сегодня почему-то почти одни лишь недемократические страны. Интересно, случайность это или все же нет?

Демагогия российской властной элиты относительно суверенитета тем более опасна, что она изображает его в виде чего-то, что можно или иметь, или потерять. Но это не так. Даже Европейский союз образовался не в ходе отрицания суверенитета отдельных стран – передача части полномочий органам ЕС представляла собой суверенный акт каждой из стран – членов Союза. Суверенитет здесь не отнимали, им делились. И более того, никому из членов ЕС не запрещается выйти из Союза – что скоро попытается сделать, например, Великобритания. Вопрос состоит в том, что каждому государству следует найти оптимальную для себя меру суверенитета.


Никто сегодня не угрожает политическому суверенитету Российской Федерации – просто потому, что никто не готов на военный конфликт с ядерной державой. При этом предположения о том, что российская оппозиция якобы финансируется извне и стремится изменить политический строй, не имеют к проблеме суверенитета никакого отношения: российские граждане имеют полное право определять и модифицировать этот строй, как они сочтут нужным, а ставить знак равенства между правительством и суверенитетом – значит не понимать смысла самой концепции. Защищать политический суверенитет нужно только в случае агрессии – и я убежден, что большинство россиян в такой ситуации сплотятся для защиты страны без всяких дополнительных указаний сверху, как это не раз случалось. В мирное же время его нужно не отстаивать, дестабилизируя для этого соседние страны, а умело выменивать на более благоприятные условия хозяйствования, предоставляя экономическим субъектам из других стран новые возможности для работы в нашей, с учетом пропорциональных преференций со стороны их собственных правительств.

В прежние времена суверенитет охранял территорию и во многом закрепощал людей. Сегодня территории стоят так мало, как никогда прежде, а в некоторых случаях являются простой обузой; люди же давно передвигаются по миру без согласия собственных правительств. Именно поэтому – а тем более с учетом имеющегося позитивного опыта – суверенитет давно пора превратить из фетиша в товар, из «абсолютной ценности» в относительную, из сакральной собственности государства в повседневный актив каждого члена общества.

Опубликовано на СЛОНе

Виталий Портников
Украинский публицист

Действительно ли Россия готова к замораживанию конфликта на территории Донбасса? Казалось бы, внешних признаков такой подготовки сколько угодно. Это и затишье на фронте, это и слова руководителей России о том, что стоило бы продлить сроки исполнения Минских соглашений – вероятно, именно этого и будет добиваться Владимир Путин на предстоящем саммите «нормандской четверки». Это, в конце концов, и окончательное решение о проведении местных выборов без учета украинского законодательства и присутствия наблюдателей ОБСЕ – ведь таким образом институты управления на территориях самопровозглашенных республик приобретают вид завершенной вертикали.

Однако для того, чтобы понять, готов ли Кремль к такому замораживанию, необходимо прежде всего ответить себе на вопрос «зачем?» и чего Россия таким замораживанием добьется.

Да, конечно, причин, непосредственно не связанных с украинским конфликтом можно найти великое множество. Это и решение Владимира Путина активизировать российское участие в войне на Ближнем Востоке – в такой ситуации вести борьбу на два фронта, как минимум, нецелесообразно и дорого. Это и непростая экономическая ситуация в России, которая не позволяет больше воспринимать возможное усиление западных санкций с насмешкой – таким образом, этого усиления необходимо избежать, а лучше всего добиться хотя бы частичной отмены существующих санкций. Это и перенос акцента борьбы с украинской властью с военной конфронтации на внутреннюю дестабилизацию – признаков такого переноса также можно найти предостаточно, в особенности в последние недели.


И, тем не менее, что замораживание будет означать для самого Донбасса? И можно ли считать фактическое отделение части Донбасса успехом российского руководства?

Только в том случае, если мы согласимся с тем, что это отделение – то есть защита территории, якобы тяготевшей к «русскому миру» и «восставшей» после бегства из Киева Виктора Януковича и формирования новой власти в украинской столице – и была главной целью российской политики в регионе. И, поскольку не получается защитить права жителей Донбасса путем создания для них особого режима управления в составе Украины или еще лучше федерализации соседней страны, то приходится согласиться с их существованием в качестве де-факто независимого государства. По крайней мере, пока Украина «не одумается».

Но мы-то прекрасно помним, что главной целью российской политики в регионе было вовсе не это. А было давление на Киев с целью продемонстрировать: самостоятельная внешняя и внутренняя политика без учета мнения Москвы может привести к расколу страны и потери части территорий. И единственный шанс добиться восстановления территориальной целостности – найти компромисс с недовольными, проще говоря – учесть это самое российское мнение раз и навсегда. Вот, собственно, о чем говорили Владимир Путин, Сергей Лавров и другие российские руководители, когда вели речь о федерализации Украины.

Но в Кремле не учли фундаментального различия в психологии российского и украинского обществ. Это для россиян территориальная целостность является своеобразным фетишем, ради которого можно пожертвовать даже комфортом в собственном доме и будущим этого дома. Наглядный пример такой фетишизации – реинтеграция Чечни, которая привела к тому, что правила жизни в самопровозглашенной республике, не сильно изменившиеся после восстановления там контроля федерального центра, понемногу стали общероссийскими правилами. При этом существует достаточно сильное недовольство общества из-за изменившихся правил – но нет никаких сомнений относительно того, нужна ли была такая реинтеграция.

Украинцам же комфортное государство важнее, чем целостность страны. Именно поэтому они готовы к возобновлению общей жизни с жителями самопровозглашенных республик только в случае, если на Донбассе захотят совместно – а не на особых условиях – строить это комфортное государство. Именно поэтому статьи об особом порядке управления в отдельных районах Донбасса вызывают такое явное неприятие – не потому, что украинцы не хотят компромисса, а потому, что они не видят в нем никакого смысла и считают, что жители «отдельных районов» могут находиться за линией разграничения если не хотят уважать общие правила и своих сограждан. Украина прекрасно проживет и без Донбасса – более того, у ее руководства появится куда больше поводов рассчитывать на новые кредиты из-за утраты части территории и фактической неспособности Запада повлиять на возвращение отторгнутого промышленного региона.

Итак, предположим, что заморозка произошла. «Народные республики» остались по ту сторону, Украина – по эту. При этом для самой Украины не меняется ровным счетом ничего. Просто государственная граница страны фактически переносится на сегодняшнюю линию соприкосновения. За несколько месяцев становится ясно, что никакой новой войны не будет и страна начинает жить совершенно другими проблемами: экономические реформы, политическая борьба, европейская интеграция, коррупция… Да мало ли у Украины проблем без Донбасса и Крыма? Эти регионы становятся исключительно местом борьбы с контрабандой, более или менее успешной. При этом экономические связи с обеими регионами понемногу продолжают слабеть – как и экономические связи с Россией. Ведь фокус в том, что в политическом и общественном сознании Россия, которая не допустила регинтеграции украинской территории и не собирается возвращать Донбасс и Крым, остается государством-агрессором, с которым лучше не иметь дело.

Сама Россия в это же время оказывается в ложной ситуации. Она не может добиться отмены санкций – потому что не содействует выполнению Минских соглашений и реинтеграции Украины. Она сохраняет контроль над территориями, которые ей сами по себе совершенно не нужны. Более того, теперь, когда становится очевидной невыполнимость Минских соглашений, Россия вместе с этим контролем получает еще и ответственность – уже не за «ополченцев», которые оказываются для нее в новой ситуации не только не нужны, но даже опасны, а за оставшееся в регионе население. При этом – как это и было в ситуации с Приднестровьем – это самое оставшееся население продолжает разъезжаться во все стороны, так как становится ясно, что никакой отчетливой экономической перспективы в регионе больше нет, а выживать нужно. И за несколько ближайших лет индустриальный бассейн Донбасса просто перестает существовать – вместе со своим населением, формально ориентированным на Россию. Есть ли в этом смысл?


Нет, смысла нет. Но и отдавать мятежный регион Украине тоже никакого смысла нет. В Кремле прекрасно понимают, что как только самопровозглашенные республики станут «отдельными районами», вопрос российского влияния на них будет решен сам собой буквально за несколько недель. Сегодня это влияние во многом обеспечивается засчет военного присутствия и ожиданий – да, ожиданий части населения, что рано или поздно все решится и регион станет частью России (Приднестровье, между прочим, ждет этого уже 25 лет и ничего). Но как только военное присутствие будет минимизировано и станет ясно, что выживание региона зависит не от России, а от Украины, элита самопровозглашенных республик станет проукраинской за 24 часа. Как, впрочем, и элита Крыма.

Никакого чуда здесь нет. Украинские перемены еще не привели – и не очень скоро приведут – к победе над олигархией и коррупцией. А это значит, что местные руководители Донбасса будут коррумпированы так быстро, как они этого пожелают – а они пожелают. Да и без коррупции необходимо будет решать тысячи социальных проблем, которые на Донбассе могут оказаться куда более значимыми, чем в других регионах, потому что Донбасс придется восстанавливать и реабилитировать после войны. А для этого нужны деньги. А деньги западные фонды будут давать Киеву. Словом, деваться будет некуда – если только в России не решат восстанавливать украинский Донбасс за российский счет. Возникает, однако, вопрос – а зачем?

Таким образом, конфликт нельзя заморозить. И его нельзя продолжать. России одинаково невыгодны и война, и мир. Россия не может позволить Минским соглашениям состояться – но не может и позволить им сорваться. Это и есть самый настоящий классический тупик, причем тупик отнюдь не случайный. Этот тупик был сконструирован западными переговорщиками в Минске, сконструирован мастерски – и теперь Ангела Меркель, Франсуа Олланд и другие руководители западных стран не без интереса наблюдают за тем, как их российский коллега ищет выход из этого бесконечного лабиринта.

Оригинал взят у tyler78 в Краткий сценарий жизненного пути "защитника Новороссии" (с)
"...Вот живешь ты такой в каком-нибудь Урюпинске. Живешь не хорошо и не плохо- как все. Семья у тебя есть - жена и двое детишек. И квартира имеется - однокомнатная в хрущовке, которая тебе досталась в наследство от отца, а ему от деда, а деду подарило государство после двадцатилетней очереди, в награду за то, что он Берлин брал. Еще от деда досталась дача на шесть соток с курятником и раскладушкой. И салатовый Москвич-412, которым ты ездишь не часто, в основном на дачу. В этом году он принял устрашающий вид - на заднем стекле появилась китайская наклейка НА БЕРЛИН. А по боках, от передних крыльев до задних через все двери длинющие Георгиевские ленты - и красиво, и ржавчину заклеил. Перед таким угрожающим видом, мерседесы расступаются, как Тигры в 45-ом перед дедовым Т-34.
И работа у тебя есть - охранник в супермаркете. Хоть и платят не очень - всего 5 тыщ деревьяных в месяц, едва на жратву хватает, зато сутки через две, можно один день ужраться, а второй тупо отсыпаться. И кроссворды щелкаешь, как семечки - хоть на чемпионат мира можно ехать. Взяли тебя туда исключительно потому, что ты бывший десантник - служил в ВДВ, принимал участие в боевых действиях, в каких - при собеседование не уточнял, военная тайна, хуле. Хотя единственное твое боевое действие - вылазка с братишками в соседнюю с частью деревню Кукуево за самогоном и телками, местные быки были против, за что и получили нешуточной пизды. Шрам над левой бровью от лопаты - с тех прекрасных времен.
Любишь ты два праздника - День Победы и День ВДВ. На 9-мая можно одеть Георгиевскую ленту и накатить за деда, на День ВДВ можно ужраться, покупаться в единственном в городе фонтане и дать пизды студентам-хипстерам. Новый Год ты никогда не любил, так, как засыпаешь уже к одиннадцати мордой в оливье и уже не слышищь ни выступления Вождя, ни боя Курантов...
********
Но вот идиллия рушится. Жена все чаще ебет мозги через безденежье, вот в последний раз настоящую истерику закатила - мол соседи снова новую машину купили, а мы еще за телевизор кредит не выплатили. И дочка старшая школу заканчивает, поступать нужно. Ты скандалишь, уходишь из дому, во дворе встречаешь дружбанов. Бухаете стекломой, закусываете сырками. Ты приходишь бухой в жопу домой, находишь в записной книжке номер подписанный "Геннадий Борисович, Донбасс" (это лысый дрыщ, пару раз приходивший к тебе на работу и вербовавший в новороссийское ополчение) и набираешь. По ту сторону трубки сонный голос:
-Кто это?
-Это Сергей, охранник из супермаркета...- ты пытаешься объяснить, кто ты. - Хочу записаться в ополчение.
Сонный голос постепенно бодреет.
- А, узнал. Приходите завтра к 10 на улицу Ленина, 12/36. С собой паспорт и военный билет.
И вот на другой день ты мчишь по указанному адресу. В офисе, увешенному российскими и новороссийскими флагами и всякими картинками (особенно тебя впечатлила огромная фотография, как огромный русский медведь гоняет всяких пиндоских и укроповских шавок), тупые пёзды дают тебе заполнить какую-то анкетку (на хуя?), потом появляется Геннадий Борисович, благодарит за выбор, обещает два косаря зеленых в месяц плюс премии, 100 - за убитого укра, 500 за укровский танк. Только вот добираться своим ходом нужно, за свой счет, так как все деньги туда пошли. Рассчитаются там, на месте, только билет сохранить нужно. Ну что же, переживем, чего не сделаешь ради защиты русских братьев там.
Ты увольняешься с работы, при чем делаешь это красиво - берешь расчет и посылаешь начальника на хуй, еще обещаешь: "Вот вернусь с Донбасса, и с тобой разберусь, гнида жидовская"

*******
И вот, ты уже в душном плацкарте мчишь на Донбасс защищать русский мир от фашистского нашествия.Read more...Collapse )

(найдено здесь)

Опубликовано на СЛОНе

Владислав Иноземцев
Доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества

Часто приходится слышать, что российская экономика «тяжело больна». Рассуждающие об этом обычно ищут причины недуга и предлагают методы лечения, варьирующиеся от современной хирургии до шаманизма. Иногда я тоже включался в подобные дебаты, но сегодня мне не хотелось бы копаться в истории и спекулировать о должном. Этот текст – всего лишь комментарий к десяти простым и очевидным цифрам. Выводы каждый из читателей вполне способен сделать самостоятельно.

1.

66,3% – доля, которую в экспорте из России занимали нефть, нефтепродукты и природный газ по итогам 2014 г. В их добыче, переработке и транспортировке было занято 1,34 млн человек, или 0,9% россиян. Остальные – в массе своей – благополучно паразитировли на нефтегазовых доходах, обеспечивавших более половины всех доходов федерального бюджета. Следует заметить, что данный показатель – самый высокий за всю историю нашей страны: даже во времена упадка Советского Союза, в 1989 г., он составлял «всего» 36,9%, накануне дефолта 1998 г. – 42,8%, к концу первого президентского срока Владимира Путина – 57,7%. Да, мы ещё довольно далеки от Венесуэлы (94,2%) или Нигерии (97,2%), но Объединённые Арабские Эмираты, когда-то «моноотраслевое» государство, за четверть века сократили долю нефти, нефтепродуктов и газа в экспорте с более чем 80% до 53,3%, а в Бразилии, которую в своё время президент Кардозо называл не иначе как uma Rusia tropical, углеводороды составляют 9,8% экспорта.

2.

10,6 раза – во столько обесценился российский рубль к доллару за последние 17 лет, после того, как страна вышла из долгого периода экономического спада и галопирующей инфляции. Характерно, что бóльшая часть этого времени ознаменовалась довольно устойчивым экономическим ростом, темпы которого превышали, например, южнокорейские и восточноевропейские. Однако в Корее с докризисного 1997 года вон подешевел лишь на 36%, а валюты наших западных соседей колебались вместе с курсом евро. Объяснение о том, что рубль «завязан» на нефть, не очень помогает: в Саудовской Аравии с 1986 года установлен фиксированный курс национальной валюты к доллару, держащийся несмотря на все колебания котировок на сырьевом рынке. Мы в этом отношении похожи не на лидеров нефтяного рынка, а на самых слабых из игроков этого рынка – Венесуэлу (официальное обесценение боливара с 1998 г. 7,5 раза) или Нигерию (где наира подешевела в 9,2 раза). Вместе с рублём проваливается и жизненный уровень граждан. Средняя зарплата в августе 2015 года, пересчитанная в доллары по рыночному курсу ($525) cоответствовала показателю июня 2007 года. Восемь последних лет просто утекли в песок.

3.

20,4% – такой была доля валового накопления в ВВП по итогам 2014 г. По сравнению с показателем Советского Союза середины 1980-х годов уровень снизился более чем вдвое. Именно это проедание прежнего производственного и инфраструктурного потенциалов, позволяющее «экономить» 12–13% ВВП ежегодно (до 10 трлн рублей), и обеспечивает относительно высокий уровень жизни в современной России: его вклад в благосостояние заметно выше прибавки, обеспечивавшейся в 2000-е годы подорожанием нефти.

Однако оборотная сторона известна: в постсоветское время были брошены более 11 тысяч объектов производственного назначения; за последние 10 лет в стране построено всего 390 км железных и 2,7 тысяч км автомобильных дорог; ни одного нового нефтеперерабатывающего завода или крупного предприятия по производству современной электроники. Россия, отставая от США или Германии по подушевому ВВП в рыночных ценах соответственно в 4,2 и 3,9 раза, направляет на инвестирование чуть бóльшую долю своего ВВП, чем Америка и в 1,3 раза меньшую, чем Германия. О Китае можно и не говорить: доля инвестиций у нас меньше в 2,4 раза.

4.

2,1 раза – во столько раз сфера услуг опережала по темпам развития индустриальный сектор на протяжении 1997–2014 гг. Россия оказалась единственной из демонстрировавших высокие темпы роста ВВП стран, где обрабатывающая промышленность не выступала движителем экономического роста. Драйверами его были финансовые услуги (рост на 94% за 2000–2008 гг.), оптовая и розничная торговля (+132%), мобильная связь и интернет (+148%), и даже общественное питание. Россия не генерировала рост, а импортировала его, тратя нефтедоллары на завозимые товары, заимствованные технологии и относительно примитивное по мировым меркам оборудование для развития сферы услуг. Результатом стала массированная деиндустриализация страны. Если бы сегодня западные державы действительно захотели парализовать Россию санкциями, им следовало бы запретить поставлять в страну для начала расходные материалы к импортной оргтехнике – на импортозамещение в этой сфере ушли бы годы. Замечу: в Корее в 1980-е годы промышленность росла в 2,3 раза быстрее сферы услуг, в Китае в 2000-е – в 1,8 раза.

5.

61% – такова доля иностранных инвестиций, пришедших в Россию из… офшорных юрисдикций. По данному показателю нам нет равных в мире – как и по количеству активов, контролируемых в самой стране компаниями, зарегистрированными в офшорах. Если оставить в стороне эти капиталовложения, накопленные иностранные инвестиции в российскую экономику составляли на 1 января 2015 г. $138,2 млрд, или $958 на человека, что в 13 раз меньше, чем в обделенной всеми богатствами Эстонии. Но ладно бы иностранцы не вкладывали деньги в Россию – из неё бегут средства самих россиян. По официальным данным, за 2014 год отток капитала составил рекордные $151,5 млрд – если пересчитать их по текущему рыночному курсу, это около 10 трлн рублей, или 12,6% ВВП России в 2015 г. Могу ошибиться, но ничего подобного в мире найти нельзя. Россия – чемпион по фиктивному притоку капитала и по его реальному оттоку. Сколько это продлится, покажет время.

6.

34,1% – отношение доходов бюджетов всех уровней к ВВП России. Налоговая нагрузка, как называют этот показатель, в 2,05 раза больше китайской, в 1,57 раза – турецкой, в 1,34 раза – американской, и практически равна австрийской. При этом в данной цифре не учитываются неофициальные налоги и «социальная ответственность» бизнеса, а собираемые средства расходуются крайне нерационально. Если в тех же США на оборону федеральный бюджет направляет на 28% меньше средств, чем на здравоохранение, то в России военные ассигнования в федеральном бюджете 2014 г. превышали затраты на охрану здоровья в 4,6 раза (из укрупнённых статей бюджета за оборонным ведомством следует обеспечение правопорядка и государственной безопасности). Чиновники тоже себя не забывали: накакуне нынешнего кризиса, в 2013 году, по статье «общегосударственные расходы» было потрачено 850 млрд рублей, или $26,7 млрд – больше, чем в США в том же году по статье General Government ($25,9 млрд). Я сейчас даже не буду сравнивать размеры экономик и уровни жизни в России и Америке – и так понятно, что отечественная бюрократия относится к стране просто как к своей собственности.

7.

798 пунктов – на этом уровне закрылся индекс РТС в пятницу, 11 сентября 2015 г. Тем самым рынок показал свою оценку эффективности российской экономики и российской государственной системы. В 2008 году, на пике подъёма, показатель составлял 2488 пунктов – и с тех пор он упал более чем на 67%. В США за тот же период базовый индекс S&P500 вырос на 35%, а германский DAX30 укрепился на 42%. Сейчас «Газпром», некогда лидер российской экономики, стоит $49,7 млрд – ровно вдвое меньше, чем McDonald's, а «Роснефть» оценивается в $39,1 млрд – на 29% меньше той суммы, которую в 2013 году её талантливые управленцы выплатили за поглощение ТНК-ВР, ныне растворившейся в этой государственной финансовой воронке. Все публично торгующиеся российские компании в конце прошлой недели стоили меньше, чем в среднем каждая из трёх крупнейших компаний мира: Apple, Google, Mircosoft (из которых Google, чья стоимость практически равна всей капитализации российского рынка, «моложе» российского дефолта 1998 г. и основана, в том числе, выходцем из России).

8.

0,15% – такой была в 2014 году доля патентов, выданных Европейским патентным агентством российским заявителям на научные открытия и изобретения; доля россиян среди авторов научных публикаций в наиболее цитируемых мировых научных изданиях составила 2,1% (причём их цитируемость оказалась в три раза ниже средней). За последние 15 лет эти два показателя сократились соответственно на 0,25 и 2,7 процентных пункта (то есть каждый упал более чем вдвое – хотя за то же время расходы на науку в России выросли в номинальном выражении в 13,5 раз, а число лиц с дипломами вузов в общей численности занятых стало, согласно статистике МОТ, самым высоким в мире. При этом количество профессоров и исследователей из России, работающих за рубежом, установило в прошлом году новые рекорды – и «утечка мозгов» продолжается.

9.

88 – таково число долларовых миллиардеров в России по состоянию на середину февраля 2015 года. Совокупно они контролировали собственность, сопоставимую с 34% ВВП Российской Федерации (в США активы 537 миллиардеров сравнимы с суммой менее 14% ВВП). При этом средняя заработная плата, пересчитанная в доллары, сократилась с мая 2014 года по август 2015-го на 43,5%, а число людей, чьи доходы не дотягивают до прожиточного минимума, достигло к лету этого года 22,9 млн человек, или 16% общего населения страны. Несмотря на то, что в рейтинге богачей Россия выглядит прилично (хотя и опустилась с недавнего почетного 2-го на почти уж позорное 6-е место), система нашего социального обеспечения поражает воображение: минимальный размер пособия по безработице на 2015 году определён в размере 850 рублей в месяц, по уходу за ребёнком в возрасте до 1,5 лет – в 2576 рублей в месяц, и т.д. Эти показатели в среднем в 12–16 раз меньше, чем, например, аналогичные выплаты во Франции (где миллиардеров сейчас почти вдвое меньше, чем в России).

10.

71,1 года – такова, согласно официальной статистике, средняя продолжительность ожидаемой жизни в России. По этому показателю мы впервые в XXI веке вошли в… сотню самых благополучных в этом отношении стран в мире, с видимым трудом опередив Филиппины, Индонезию и Индию (хотя по продолжительности жизни мужчин мы по-прежнему отстаём от всех этих трёх держав и находимся на уровне африканских стран). Случилось это скорее не вследствие, а вопреки политике властей: только за последний год в стране лишились хотя бы одного медицинского работника около 3 тысяч населённых пунктов, а под «оптимизацию» попали более 90 тысяч медицинских работников. Неудивительно, что в России онкологические заболевания диагностируются на последней, 4-ой стадии, в 40,5% случаев, тогда как в США – в 7%, а в Японии – в 3,5%. Окажется ли долгим наше пребывание в первой сотне по продолжительности жизни?

И, наконец

86% – таков уровень одобрения деятельности Владимира Путина на посту президента Российской Федерации в августе 2015 г., по данным Левада-Центра.

Оригинал взят у ibigdan в Посол Украины в Австрии сравнил Путина с Чикатило
Посол Украины в Австрии Александр Щерба прокомментировал заявление президента РФ Владимира Путина о том, что пришло время восстановить отношения с Украиной.





Напомним, Андрей Чикатило - советский серийный убийца, педофил, некросадист, некрофил и каннибал. Получил наибольшую известность, совершив с 1978 по 1990 годы 53 доказанных убийства: 21 мальчик в возрасте от 7 до 16 лет, 14 девочек в возрасте от 9 до 17 лет, 18 девушек и женщин. Хотя сам преступник сознался в 56 убийствах, по оперативным сведениям, маньяком было совершено более 65 убийств.

Напомним, Владимир Путин - российский серийный президент, большой любитель целовать детей, а также сжигать их в Беслане, Донецке и т.д.
Оригинал взят у al391 в Более пространные и точные данные...
http://ic.pics.livejournal.com/aillarionov/14234704/57453/57453_640.png
Исчточник: http://www.gks.ru/
http://www.fsin.su/
http://www.prison.org/
Лунеев В.В. Преступность ХХ века.М., 2005, сс.813-817.
Данные тюремной статистики Российской империи, собранные Стивеном Виткрофтом (Stephen Wheatcroft) и выложенные здесь: http://corporatelie.livejournal.com/.

Tags:

Люстрации в действии

Оригинал взят у ibigdan в Как человек, проработавший в ГАИ 10 лет, может вычислять корни??
Маменькин сыночек из харьковского ГАИ обиделся на МВД за то, что не прошел в полицию, из этого они с мамой решили устроить спектакль: пригласить журналистов, раздать интервью, под предлогом того, что расскажут про всю коррупцию в МВД.


ссылка на ютуб

sdiki: Любо. братцы, любо! Похоже, в Украине будет таки новая полиция. А 90 "хороших ребят" отправятся искать себе совершенно новую работу!
Нам бы такое в России...
Многие любят порассуждать о "золотом миллиарде" - т.е. населении избранных стран, которые обирают остальное население мира и живут на его шее. Так вот, правда немножечко иная. Этот золотой миллиард как раз производит основную часть материальных ценностей (не говоря уж об интеллектуальных). А остальной мир, строго говоря, сидит у них на шее.

Оригинал взят у grimnir74 в Это все что нужно знать об экономике этой планеты....

Зеленым выделены страны, которые производят 73% мирового ВВП. В них проживает 14% населения Земли (или примерно 1 млрд чел.). Остальные 86% людей производят лишь 27% мировых доходов. Красные линии - барьеры отгораживающие их от остального мира..

Profile

sdiki
Сергей Дикий

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner