?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: политика

О птичках и червячках



Птицы гибнут, вылезают червяки. Обоснованы ли опасения Путина о возобновляемой энергетике?

Президент считает ее опасной для животных. Что об этом говорят исследования


Солнечные панели, Абакан. Фото: Ilya Naymushin / Reuters

Солнечные панели, Абакан. Фото: Ilya Naymushin / Reuters

На днях Владимир Путин, выступая на Глобальном саммите по производству и индустриализации в Екатеринбурге, заявил о негативном влиянии возобновляемой энергетики. «Все знают, что ветровая генерация хороша, но про птиц разве вспоминают в этом случае? Сколько птиц гибнет из-за ветряков? Они так трясутся, что червяки вылезают из земли», – сказал он.

Призывы отказаться от ядерной энергии он сравнил с попыткой «вернуться в пещеры», допустив, что масштабный переход на возобновляемые источники энергии вызовет большие неудобства. «Комфортно ли людям будет жить на планете, уставленной частоколом ветряков и покрытой несколькими слоями солнечных батарей?», – заявил президент.

Подобные заявления звучали и раньше. В 2010 году, будучи премьером, он говорил, что у каждого вида альтернативной энергии «есть плюсы и минусы». И что «ветряки птиц убивают, вибрация такая, что из земли червяки вылезают, не говоря уже о кротах».

Нынешние выступления прокомментировали эксперты в сфере возобновляемой энергетики. Руководитель центра «Новая энергетика» Владимир Сидорович отметил, что экологический след от ветро- и солнечной энергетики гораздо меньше, чем от генерации на основе угля или газа. Представитель Ассоциации развития возобновляемой энергетики заявил, что по статистике из 10 тысяч птиц, гибель которых связана с человеческой деятельностью, лишь один случай приходится на ветряные установки.

Представители отрасли выразили опасения, что слова президента повлияют на инвестиционный климат. Журналисты также напомнили, что развитие рынка возобновляемых источников энергии – часть государственной политики в России (правительство планирует довести их долю в общей выработке до 4,5% к 2024 году). При этом претензии к возобновляемой энергетике, перечисленные президентом, были темой ряда исследований. К каким выводам они пришли?

Батареи

Какую площадь нужно ⁠покрыть солнечными батареями, чтобы обеспечить глобальные потребности в электричестве? Оценки расходятся, они ⁠зависят от целого ряда факторов, включая эффективность батарей, ⁠сезонную доступность солнечной энергии на данной ⁠территории и так далее (не ⁠говоря о других сложностях подобного ⁠проекта – связанных, например, с хранением и транспортировкой энергии). Однако они предполагают, что найти место для такого комплекса вполне реально.

Несколько лет назад Илон Маск, выступая на перед американскими губернаторами, заявил, что США – один из крупнейших мировых потребителей электроэнергии на душу населения – можно обеспечить электричеством только за счет солнечных батарей. По его расчетам, для этого хватило бы территории в 10 тысяч квадратных миль (около 26 тысяч квадратных километров) – менее 1% территории страны.

Более раннее исследование Национальной лаборатории по изучению возобновляемой энергии – научно-исследовательской организации, финансируемой правительством США, – предполагало, что цифра может быть выше, но вполне сопоставима с расчетами Маска (но все равно, согласно их анализу, менее 1% общей территории). Авторы работы отмечали, что для батарей хватило бы площади, эквивалентной 2% территории, которая отведена в США под сельское хозяйство. Маск также указывал, что место можно сэкономить, разместив большинство батарей на крышах домов.

Сколько места понадобилось бы, чтобы обеспечить электричеством весь мир? Существуют расчеты, утверждающие, что хватило бы лишь части территории Сахары. По словам Амина Аль-Хабайбе, профессора британского университета Ноттингем Трент, если бы можно было использовать всю солнечную энергию, попадающую на территорию пустыни, это превысило бы потребности всей Европы в несколько тысяч раз. Создатели проекта Land Art Generator, ссылаясь на собственные расчеты, утверждали, что потребности мира в энергии могла бы обеспечить глобальная сеть солнечных электростанций общей площадью в 0,5 млн квадратных километров – это сопоставимо с территорией Испании. Реалистичность проекта с полным переходом на такую энергию, конечно, сомнительна (по прогнозам, спрос на ископаемое топливо, производимое, в том числе, Россией, будет только расти). Но места для солнечных батарей, по крайней мере, вполне достаточно.

Птицы

Ветряные электростанции действительно могут быть опасными для птиц. В США – одном из мировых лидеров по использованиюэнергии ветра, – из-за столкновения с турбинами, по даннымфедеральной службы по рыбным и животным ресурсам, гибнут несколько сотен тысяч птиц в год.

Хотя это далеко не самая главная угроза для них, связанная с человеком – только от столкновения с домами и оконными стеклами в США, по официальным данным, гибнут несколько сотен миллионов птиц в год. От столкновения с линиями электропередач – более 20 млн. От столкновения с машинами – более 200 млн. В Великобритании и Дании, по данным Лондонской школы экономики, турбины приводят к гибели десятков тысяч птиц – при этом от столкновений с автомобилями, например, в Дании, гибнут около миллиона в год.

Исследования указывают на то, что животные могут по-разному реагировать на ветряные турбины. Британские ученые, в частности, зафиксировали у барсуков, обитающих поблизости, повышенный уровень стресса (предположительно, вызванный шумом). Анализ, проведенный несколько лет назад в Польше, показал, что травоядные (например, олени и кролики) избегали этой территории, на поведение лис присутствие турбин почти не влияло, а фазаны, напротив, держались поблизости (авторы предположили, что на этой территории, в том числе из-за столкновений с турбинами, было меньше воздушных хищников). В свою очередь, ученые из Высшего совета по научным исследованиям Испании, несколько лет отслеживавшие популяции небольших млекопитающих в районе ветряной электростанции (в том числе, кротов), не нашли свидетельств того, что присутствие турбин оказывает на них очевидное влияние.

Шум

Некоторые из экспертов поддержали президента. Президент НИЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук, в частности, сказал, что ветряные станции являются источником инфразвука, который может быть опасным как для животных, так и для человека. «Инфразвук – это оружие, – заявил он. – Если вы хотите сделать сумасшедшими солдат наступающей армии, у вас есть инфразвуковые генераторы. От этого птицы падают и червяки вылезают. Наши органы от этой частоты резонируют, это оружие против человека».

Это одна из распространенных претензий к ветряным электростанциям. Критики заявляют, что исходящий от них инфразвук, неразличимый для человека (хотя при достаточнойгромкости он все же различим), может причинить вред здоровью. Оппоненты возражают, что источники инфразвука окружают человека в повседневной жизни – и ветряные станции, с этой точки зрения, не представляют особой угрозы.

Обзорное исследование, опубликованное несколько лет назад учеными из Нидерландов, не нашло доказательств того, что именно инфразвук, исходящий от турбин, оказывает влияние на людей. Хотя авторы отметили, что шум от таких станций нередко вызывает у людей раздражение, которое может приводить, например, к нарушениям сна, хотя эффект и не универсален. Возможные негативные эффекты они связали, скорее, с самим стрессом, а не с непосредственным воздействием звука на людей.

Михаил Тищенко Редактор Republic
Опубликовано на СЛОНе

Павел КазаринВнештатный корреспондент Slon
Два года назад российские солдаты вышли на улицы крымских городов. Триколор над зданиями органов власти, «тигры» возле украинских военных частей и ритуальные разговоры на ТВ о «самообороне Крыма». Это было время, когда нефть стоила $110, доллар – 35, холодильник даже не собирался входить в диссонанс с телевизором, а Москва председательствовала в «большой восьмерке». В 2016-м все это выглядит как осколки разлетевшейся вдребезги реальности.
Read more...Collapse )

Не существует человека, который мог бы распустить Майдан по домам, но человек, который отдавал приказ на проведение «крымской весны», есть. В Киеве на площади была коллективная воля, но в случае аннексии полуострова – персональная. Вопрос «чего вы добились Майданом» имеет вполне конкретный ответ: избавились от людей, превративших коррупционно-олигархическую Украину в криминальную. Но все, что произошло потом, – это лишь ответ на вопрос «чего вы добились аннексией Крыма».
Опубликовано на СЛОНе

Олег КашинЖурналист

13 сентября 2004 года Владимир Путин объявил об отмене в России прямых губернаторских выборов. Политическая реформа, предложенная президентом, формально была его ответом на теракт в Беслане – перед лицом террористической угрозы государственная вертикаль должна быть максимально укреплена и застрахована от неудачных решений избирателей. Символично, что последние выборы главы региона, которые состоялись прямо перед путинской реформой (и за два дня до Беслана) – это были выборы президента Чечни.

Read more...Collapse )

Назначить Кадырова министром обороны – это единственное повышение, которое он сам согласится считать повышением. И при этом масштаб российской армии, ее нереформируемость и неповоротливость сведут на нет все возможные угрозы, которые могут исходить от Кадырова. Это действительно идеальное назначение – настолько идеальное, что вряд ли оно случится в реальности, но было бы красиво.

Опубликовано на СЛОНе

Владислав ИноземцевДоктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества

Практически во всех своих выступлениях президент Российской Федерации так или иначе говорит о суверенитете – политическом, экономическом, научном и технологическом, даже духовном; о том, что «Россия суверенитетом не торгует»; что в его соблюдении состоит гарантия успешного будущего страны; даже о том, что «стремление к духовному, идеологическому, внешнеполитическому суверенитету – неотъемлемая часть нашего национального характера». В унисон президенту пропагандисты повторяют, что в отличие от России многие государства в современном мире не обладают «подлинным», или «реальным», суверенитетом – называя в их числе порой и самые влиятельные страны мира, в том числе Японию и Германию (причем Европейскому союзу часто отказывают в суверенитете как «в целом», так и «по частям»; cм., например: Кокошин А.А. Реальный суверенитет в современной мирополитическойсистеме. М., 2006). Подобная зацикленность на одном явлении невольно рождает желание задуматься: чем так гордятся наши лидеры и чего сегодня реально стоит суверенитет.

Оговорюсь сразу: речь далее не идет о том, что независимость государства не является ценностью. Быть свободным народом и жить под оккупацией – точно не одно и то же. Мы намерены поговорить исключительно о том, чего надо и чего, может быть, не следует добиваться современному государству и современному народу.

Суверенитет в его нынешнем значении появился одновременно с национальным государством в Европе. Оценивая это понятие, нужно иметь в виду три момента, крайне важные в период его возникновения. Во-первых, суверенитет закреплялся в противовес, с одной стороны, системе сложных феодальных отношений собственности/государственности и, с другой стороны, верховной власти папского престола, некоей «параллельной структуре» управления в Европе. Во-вторых, носителем суверенитета выступал правитель, или в лучшем случае политическая элита государства, но не народ. В-третьих, доктрина суверенитета оформилась в ту эпоху, когда основой богатства страны выступали ее природные ресурсы (прежде всего земля) и люди, а источником поступлений суверена – доходы от сельского хозяйства и, как бы мы сейчас сказали, трансграничной торговли. Я отметил эти три обстоятельства потому, что у меня складывается устойчивое впечатление: руководство России живет реалиями XVII века и отстаивает суверенитет в его исконном понимании, в трактовках, близких тем, которые были знакомы подписантам Вестфальских соглашений 1648 года.

Почему я так думаю? Из высказываний наших лидеров следует: на суверенитет России кто-то постоянно покушается (хотя точки над i никто не расставляет и прямо посягателей не называет), его пытаются и ограничить извне, и подорвать изнутри – в полном соответствии с тем, что волновало «суверенов» четыреста лет назад. Кроме того, из обычного дискурса о суверенитете обычно выключен российский народ (хотя именно он является, согласно Конституции, его, суверенитета, носителем); защищает его только власть, и то довольно специфическими средствами. Наконец, что особенно важно, как и много веков назад первые суверенные страны, Российское государство сегодня извлекает основные доходы от эксплуатации недр и от контроля над таможней. Таким образом, в XXI столетии Россия осталась «вместилищем» и приверженцем суверенитета XVII века – но мир за это время существенно изменился.

Перемены, которые нельзя не принимать в расчет, имеют экономические и политические измерения.


Мировая экономика глобализировалась, и тон задают отрасли и процессы, которые не ограничены пределами государств, а часто и попросту деперсонифицированы. Информатизация и связь, фармацевтика и биотехнологии, а также более традиционные отрасли работают не на национальные рынки, а на весь мир. Цена на нефть и котировки акций складываются в результате миллионов сделок в час, совершаемых удаленно из разных точек планеты. Правительства даже самых крупных стран имеют в наши дни крайне ограниченный экономический суверенитет; более того, логика развития диктует снижение всех и всяческих таможенных барьеров – иначе ваша страна окажется не богаче, как казалось недавно, а беднее. О каком экономическом суверенитете России рассказывает президент, если цену главного экспортного товара, от которой зависят все экономические индикаторы в стране, он узнаёт из ленты новостей с глобальных торговых площадок? Если этот товар как продавался, так и продается за валюту, от которой мы риторически пытаемся отвязаться если не на практике, то в мечтах?

На политическом фронте события тоже не стояли на месте. С завершением холодной войны и формированием новых экономических центров в Европе, Азии и Латинской Америке односторонняя зависимость отдельных стран от сверхдержав, которой привычно объясняют происходящее бывшие сотрудники КГБ, также ушла в прошлое. Не только советский блок распался, но и западный стал другим. Как писал Доминик Муази, крах биполярности ознаменовал переход от мира, в котором было «две Европы и один Запад», к миру, в котором оказалось «два Запада, но одна Европа». Многие страны освободились от мелочной зависимости – как от СССР, так и от США, – и часть их в тот же момент начала консолидироваться в сообществе равных друг другу. К тому же в развитом мире распространилась демократия, и выбор граждан все чаще диктуется не идеологией, а удобством и качеством жизни. Поэтому границы начинают исчезать, законы – унифицироваться; налоги, как цены, устанавливаются по правилам конкурентоспособности. В этом смешении равных в своих правах народов старая концепция суверенитета попросту тонет.

Мир меняется, и суверенитет перестает быть абсолютной ценностью, превращаясь в инструмент решения политических, но в большей мере экономических задач, в средство повышения качества и уровня жизни граждан. Все чаще при этом оказывается, что его очень даже может быть «слишком много».

Классический пример – Европейский союз. Европейцы первыми поняли, что успешнее всех в мире, где отмирают границы, окажутся те, кто отменит их вперед графика. И что получилось? ЕС сейчас – крупнейшая экономика мира и самый большой экспортер; регион, создавший вторую в мире резервную валюту и лучшую на сегодня систему социального обеспечения; в рамках Союза действуют во многом унифицированные законы, а граждане обладают равными правами. Пока мы скорбели по разрушенной в 1991 году сверхдержаве, европейцы на наших глазах создали новую. Основой ее является осознанный отказ государств и народов от части своего суверенитета.

Конечно, можно говорить, что «европейцы пляшут под американскую дудку», и даже этому верить – но вопрос остается: что из того, что европейцы хотели бы сделать, они сделать не могут? И что плохого принесла эта «десуверенизация» даже тем же грекам, которые сегодня живут намного лучше, чем раньше, и которых ЕС сегодня с огромными проблемами освобождает, по сути, от их собственной неэффективной и вороватой бюрократии? Для чего России ее «экономический суверенитет», если он используется в последнее время для грабительской девальвации, повышения налогов, переписывания экономических законов и бюджетного кодекса, да еще для спасения наших потребителей от качественных импортных товаров?

На мой взгляд, в современном мире суверенитет во все большей мере становится крайне консервативной доктриной, используемой властями для сохранения и упрочения своего доминирования над обществом. Суверенитет и его защита оказываются главным аргументом, позволяющим пренебрегать соблюдением гражданских и экономических прав, ограничивать демократические свободы. За несколькими исключениями в категорию «реально суверенных» (в понимании кремлевских политологов) попадают сегодня почему-то почти одни лишь недемократические страны. Интересно, случайность это или все же нет?

Демагогия российской властной элиты относительно суверенитета тем более опасна, что она изображает его в виде чего-то, что можно или иметь, или потерять. Но это не так. Даже Европейский союз образовался не в ходе отрицания суверенитета отдельных стран – передача части полномочий органам ЕС представляла собой суверенный акт каждой из стран – членов Союза. Суверенитет здесь не отнимали, им делились. И более того, никому из членов ЕС не запрещается выйти из Союза – что скоро попытается сделать, например, Великобритания. Вопрос состоит в том, что каждому государству следует найти оптимальную для себя меру суверенитета.


Никто сегодня не угрожает политическому суверенитету Российской Федерации – просто потому, что никто не готов на военный конфликт с ядерной державой. При этом предположения о том, что российская оппозиция якобы финансируется извне и стремится изменить политический строй, не имеют к проблеме суверенитета никакого отношения: российские граждане имеют полное право определять и модифицировать этот строй, как они сочтут нужным, а ставить знак равенства между правительством и суверенитетом – значит не понимать смысла самой концепции. Защищать политический суверенитет нужно только в случае агрессии – и я убежден, что большинство россиян в такой ситуации сплотятся для защиты страны без всяких дополнительных указаний сверху, как это не раз случалось. В мирное же время его нужно не отстаивать, дестабилизируя для этого соседние страны, а умело выменивать на более благоприятные условия хозяйствования, предоставляя экономическим субъектам из других стран новые возможности для работы в нашей, с учетом пропорциональных преференций со стороны их собственных правительств.

В прежние времена суверенитет охранял территорию и во многом закрепощал людей. Сегодня территории стоят так мало, как никогда прежде, а в некоторых случаях являются простой обузой; люди же давно передвигаются по миру без согласия собственных правительств. Именно поэтому – а тем более с учетом имеющегося позитивного опыта – суверенитет давно пора превратить из фетиша в товар, из «абсолютной ценности» в относительную, из сакральной собственности государства в повседневный актив каждого члена общества.

Profile

sdiki
Сергей Дикий

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner